вторник, 19 ноября 2013 г.

"Пятый ребенок". Памяти Дорис Лессинг

Дорис Лессинг, не имевшая формального образования, сменила несколько профессий и начала печататься в возрасте тридцати лет. Нобелевскую премию она, убежденная феминистка, получила в 2007 году с формулировкой «автору эпических произведений о женском опыте, которая со скепсисом, страстью и провидческой силой изучила разделенную цивилизацию». Я давно прочитала ее роман "Пятый ребенок" и тянула с отзывом по разным, уважительным и не очень, причинам. А теперь как-то не по себе, словно не написанная вовремя рецензия могла что-то изменить...

Так ли уж безусловна материнская любовь? Кому из матерей незнаком страх перед неизвестностью родов: чтоб был здоровенький, чтобы ручки-ножки-пальчики, и глазки как у мамы, а ум как у папы (возможны варианты)) И как приятно любить хорошего ребенка- умного, здорового, общительного и всесторонне развитого. Чтобы родителям досталась только тягчайшая из обязанностей- гордиться своим чадом. Но так везет не всем и не всегда. Обязана ли мать любить и оберегать свое дитя, даже если он от рождения является уродцем, причиняющим боль другим? Маленькое чудовище, разрушающее счастливую семью, внушающее отвращение взрослым и страх остальным детям?  И как только у двоих нормальных людей родилось такое и.. и что теперь с ним делать? Кем жертвовать: этим странным ребенком или мужем и четырьмя нормальными детьми? Ох, и любил в своем время наш профессор Михаил Моисеевич Гиршман мучить нас подобными вопросами. А суть в том, что из этой ситуации нет безболезненных выходов.

Он и Она, влюбленные молодожены с идиллическим представлением о многодетной семье. Молодые родители хотят большую семью, но не тянут ее ни физически (с детьми и хозяйством помогает мама Гарриет), ни финансово (помогает отец Дэвида).  По сути счастье молодой семьи держится только на помощи близких.

И тут Гарриет беременеет в пятый раз, беременность протекает тяжело настолько,  что ребенок теряет материнскую любовь, даже еще не родившись. Его образ, образ "другого" ребенка настолько фантастичен, что на ум приходит фольклорное: "Родила царица в ночь не то сына, не то дочь, не волчонка, не лягушку, а неведому зверушку". Эйфорическое состояние первой  влюбленности, юношеского максимализма и самоуверенности по мере рождения детей сменяется усталостью и заканчивается крушением надежд и эмоциональным отчуждением членов семьи. Пятый ребёнок – Бен – появляется как наказание за излишнюю самоуверенность супругов, за безрассудное, эгоистичное стремление к собственному придуманному счастью за счёт других.

Тяжело растить такого ребенка- муж отдаляется, другие дети ревнуют, родственники шепчутся и поглядывают с жалостью и осуждением. Поэтому муж принимает решение сдать ребенка в спецзаведение для детей с отклонениями. Но Гарриет не может избавиться от чувства ответственности за порожденное ею существо, и  она забирает сына домой. От решения, принятого Гарриет, пострадали все многочисленные члены семьи, кроме Бена. Счастье оказалось призрачным и хрупким, дети разлетелись из уютного ранее дома, родственники и друзья отстранились (помните, "друзья познаются в беде"?). Но вопрос "Правильно ли жертвовать благополучием целой семьи ради монстра и успокоения собственной совести?" остался без ответа. Гарриет спасла Бена ценой счастья многих людей, но так и не смогла понять его и полюбить. Она чувствует ответственность и при этом всей душой желает, чтобы этот ребенок сам ушел и навсегда исчез.

Всем своим романом Лессинг выступает за сдержанность человеческого воспроизводства:
«Аристократы – да, они могут плодиться как кролики и ожидать этого, но у них на это есть деньги. И бедные могут ожидать этого и иметь детей, и половина из них умрет. Но люди вроде нас посередине – нам рожать детей надо осторожно, чтобы хватило сил о них заботиться. Мне кажется, вы не продумали это…».
Не верит автор в здоровые семьи с большим количеством детей, даже здоровых ребятишек - это уже перебор, ведь в итоге каждый из них так или иначе окажется в чём-то ущемлённым,  уродливым - если не внешне, то  внутренне, духовно, психологически.

 В очередной раз Дорис Лессинг осмысливает судьбу женщины. Женщина в такой ситуации остаётся один на один со своими чувствами, желаниями. В этой ежедневной борьбе, говоря словами героини, она теряет некоторую часть себя, вроде жирового слоя, но только метафизического свойства. Никто не хочет просто её поддержать. Все делают вид, что ничего не происходит. Это уже штамп: самое сильное чувство одиночества человек испытывает в толпе. Поэтому «Пятый ребенок» - это книга не о счастливой семье, не о Бене-монстре, но об одиночестве в обществе, где каждый готов оградить себя от проблем других людей, будучи уверен, что именно с ним не может случиться такая беда. 
Отправить комментарий
Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...